Городок в воронежской области для переселенцев из таджикистана

Теперь добавьте к этому душевное состояние человека, научившегося пугаться любой тени в городе, где еще вчера он чувствовал себя хозяином. И становится понятно, почему русскоязычные жители Душанбе стали продавать свои квартиры и понесли вырученные деньги в ХОКО. В ХОКО им показывали цветные картинки с изображением уютных новых коттеджей, в которых переселенцы будут жить в русском городе Борисоглебске. Один коттедж стоил 72 тысячи рублей; первоначальный взнос в ХОКО должен был составлять минимум 10 тысяч. Граждане понесли деньги и имущество: кое-кто, например, сдал в ХОКО свои пчелиные ульи. За первыми переселенцами следовали самолеты и товарные вагоны, нагруженные разнообразнейшим добром, начиная от стройматериалов и упомянутых ульев и кончая целой типографией, на которой теперь печатается «Переселенческая газета», редактируемая Григорием Клейнманом. За последние восемь лет приехали еще около восьми тысяч человек, так что теперь вынужденные переселенцы составляют больше 11 процентов населения Борисоглебска. Что же касается микрорайона на 22 тысячи жителей, то он строится. Первые 90 квартир и коттеджей были сданы в середине октября этого года.

Человек и закон — написать письмо алексею пиманову

У нас 21 покойник за три года, из 500 человек населения», — утверждает Татьяна Кулик, комендант одного из ХОКОвских временных поселков — тех, где люди живут в СОДах и вагончиках. Александра Ющенко, медсестра расположенного в одном из синих вагончиков медпункта, подтверждает, что болеют и умирают переселенцы всех поколений. Главная хворь — гипертония. И, разумеется, все обычные болезни тех, кто живет скученно и недоедает: туберкулез, сердце.
»

Вниманиеattention
Люди у нас ослабленные, — объясняет Александра Александровна. — Многие мяса вообще не видят никогда». «Видите, Борис Михайлович убежал, слушать не стал», — говорит 59-летняя медсестра. Действительно, в первый и единственный раз за наше пребывание в Борисоглебске гид оставил меня одну с интервьюируемой. «Я его спрашиваю: «Борис Михайлович, почему нам ничего не дали? Мы самые первые вступили в 91-м году, самые первые пчел сдали». Он не знает, что сказать». Александра Александровна с мужем внесли 10 тысяч рублей шесть лет назад и отдали все свои ульи, которые ХОКО оценило в 50 тысяч рублей.

Как медсестра Александра Александровна получает от ХОКО 160 тысяч рублей в месяц плюс еще 30 тысяч — треть ставки санитара.

Беженцы в борисоглебске (страница 1 из 4)

Григорий Давыдович принес собственный диктофон, чтобы записать мое интервью с Балашовым — для страховки, как объясняет Балашов: ХОКО опасается «наездов» и судебных исков. Опасаться причины есть. «Мы просто хотели вытащить наш творческий состав, 50 семей, — рассказывает Балашов. — В Рязанской ребята искали, в Ярославской области. Особенно нас интересовало Золотое кольцо, потому что все мы реставраторы.

Места забиты. А вот здесь — мы приехали, город нам понравился: вот вам церкви стоят разрушенные, другие здания тоже представляют интерес. Мы пошли к главному архитектору: есть возможность получить здесь место? Он отвечает, что есть, но при условии таком: чтобы мы организовали проектирование восточного жилого района Борисоглебска на 22,5 тысячи жителей. А взамен кооператив получит половину отстроенной жилплощади».

Инфоinfo
Первые человек 20 прибыли в Борисоглебск в 1990 году. А в Душанбе уже выстраивалась многотысячная очередь желающих переселиться в гостеприимный российский город, где чудом хватит жилья на всех. Тут уместно вспомнить начало 90-х годов, когда только ленивый не лелеял невероятных проектов и только глупый не нес свои сбережения в какую-нибудь «Чару» или «МММ».

Иркутск очень интересен для переселенцев из таджикистана и армении

Сколько я здесь наслушалась — «Что вы сюда приехали?» — даже от детей. Но главное — это не от обывателя идет, а сверху. Правительство нам не помогает. Вот всякие чернявые понаехали — им помогают, а нам — нет».

Наверное, смешно было думать, что статус вынужденного переселенца облагораживает человека. Люди остаются сами собой, только некоторые их характеристики проступают еще более отчетливо. Например, ХОКОвцы. «Нет, они, конечно, не жулики, — говорит Евгений Чернецов, советник руководителя Федеральной миграционной службы.
— Если бы не обвал нашей экономики, у них бы все получилось. Нет, они не единственное компактное поселение, как они там утверждают. И не самое крупное. Они просто самые амбициозные». А еще поразительно советские: распределяют жилье передовикам труда, обещают жилплощадь по выслуге 10 лет, даже успешно раскулачивают пчеловодов. В отдельно взятом городе Борисоглебске Воронежской области восемь тысяч переселенцев почти что сумели воссоздать советское общество в миниатюре.

Очередь в крепостные

Автор: Азия-Плюс 0 0 8 9253 В Представительстве ФМС России в Таджикистане вручены первые свидетельства участников обновленной Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Как сообщили «АП» в посольстве РФ в РТ, после вступления в силу новой редакции Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, представительство ФМС России в Таджикистане приняло более 500 заявлений от желающих принять участие в госпрограмме. В целом за 8 месяцев в представительство ФМС РФ в РТ обратилась с заявлениями 3 тысячи граждан Таджикистана.
24 сентября в Представительстве ФМС состоялась торжественная церемония вручения участникам Программы первых девяти свидетельств. В мероприятии приняли участие советник-посланник Посольства России в Таджикистане Владимир Ваниев, заместитель руководителя Представительства ФМС Юрий Пряхин и руководитель Представительства Россотрудничества в Таджикистане Владислав Курнушко.

Демографическую ситуацию в воронежской области решают за счёт трудовых мигрантов

Важноimportant
Олег Дмитриевич Василенко, приглашенный, судя по всему, Борисом Михайловичем (наш гид неравнодушен к передовикам производства с приличными видами на жилплощадь, а Олег Дмитриевич — бывший завуч и физрук, теперь зам. начальника отдела комплектации — числится в очереди на коттеджи под номером 28), не хочет даже открывать свой контейнер: «Да там все мыши съели, у меня же книг сколько!» Потом все же уступает и демонстрирует фотографу свое пожелтевшее имущество: сборник английской поэзии («Вот дурью маялся!»), «1001 ночь», том БВЛ. Все это лежит здесь с 20 марта 1993 года. Пока Олег Дмитриевич пытается связать рассыпающиеся книги, я ухожу побродить среди контейнеров. За крайним рядом — небольшая свалка: ржавая платформа, катушка проволоки, жестяной надгробный памятник, нанизанные на него останки венского стула, ножками вверх.

На памятнике написано: Василенко Дмитрий Федорович, 3.V1.1913 — 27.IX.1995. Олег Дмитриевич уже ушел — впрочем, я все равно не смогла бы спросить его про памятник. Про смерть и смертность в ХОКО готовы говорить многие.

На таких людях, как Александр Михайлович, держится наша организация, — объясняет мне Сергей Леонидович, один из замов Балашова. — Так что, когда шло распределение этих квартир, ни у кого не могло быть никаких сомнений, что именно Александр Михайлович заслужил». Сам Балашов позже добавляет, что правление ХОКО давно решило гарантировать жилплощадь всем, кто проработает в организации 10 лет. ХОКОвцы безмерно гордятся своими 24 предприятиями, в основном выпускающими стройматериалы.
Все, чем занимаются обычные переселенческие организации, в ХОКО превращается в рабочие места и в деньги, которые, в свою очередь, идут на содержание представительства в Москве, внушительного штата администраторов, их бесконечных командировок. Например, когда из Германии прислали несколько тонн поношенной одежды, создали цех, в котором ХОКОвские женщины штопают-зашивают эту одежду. Потом ее продают переселенцам. Борис Михайлович приводит нас на экскурсию в арматурный цех. В гигантском ангаре всего два станка, в работе — один. Я спрашиваю, почему сварщик работает за этим станком без маски. «Так это человек опытный, — заверяет меня начальник цеха Анатолий Ясимский, только что получивший квартиру.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована